Aug. 28th, 2017

Корреспонденты Русской службы Би-би-си спросили у бывших доверенных лиц Владимира Путина из числа деятелей культуры, что они думают о деле против Серебренникова и будут ли вновь агитировать за Путина, если он выдвинется на президентских выборах 2018 года.

Михаил Боярский, актер:
О письме Вырыпаева: не видел, отказался комментировать.
О деле Серебренникова: "Оно меня мало волнует, у меня свои проблемы есть".
Станет ли снова доверенным лицом: "Почту за честь".

Игорь Бутман, руководитель Московского джазового оркестра:
О письме Вырыпаева: "Мой оркестр с 2012 года является государственным, половина нашего бюджета поступает от московского правительства. Мне отказаться от государственных денег не то что сложно, я просто не вижу в этом смысла. Если чьи-то взгляды не соответствуют линии государства, то, конечно, они должны отказаться от бюджетных денег и спокойно возмущаться, фрондировать, протестовать. Представим, что государство - это человек, который дает тебе деньги. А ты у него деньги берешь и потом говоришь, что он гад. Это не совсем корректно и красиво".
О деле Серебренникова: "Вся эта история для меня неприятна, потому что мой коллега, режиссер, попал в сложную ситуацию. Я не могу судить, совершал ли он противоправные действия, это должно разобраться следствие. С другой стороны, мы все хотим заработать денег, иногда считая, что мы заслужили больше денег, чем у нас есть. Есть много людей, которые еще больше оприходовали. Я сочувствую Серебренникову, но я, пытаясь выбить деньги на свои проекты, получаю деньги, о которых даже неприлично говорить. На 700 тысяч [рублей] мы проводим фестивали, и когда мы слышим, что 200 млн дают на какие-то разработки, то у нас не возникает чувства зависти, но мы тоже хотим денег и готовы их потратить правильно и отчитаться за это. На сегодня я могу за каждый рубль отчитаться, который мы получили от государства".
Станет ли снова доверенным лицом: "Мое удостоверение о том, что я доверенное лицо Путина, утратило силу после выборов, но неформально я остаюсь им. Если мне предложат снова стать доверенным лицом на выборах, окажут эту честь, то я соглашусь. Мне не дают столько денег, чтобы я от этого отказался. Если б мне дали больше денег, может, я бы пошел в оппозицию. Но, к сожалению, не дают".

Денис Мацуев, пианист:
О письме Вырыпаева: не видел, отказался комментировать.
О деле Серебренникова: "Надо разобраться. Неправильно все в одну кучу сваливать".
Станет ли снова доверенным лицом: отказался комментировать.

Карен Шахназаров, режиссер, директор киностудии "Мосфильм":
О письме Вырыпаева: "Не очень представляю, как наши культурные деятели могут отказаться от сотрудничества с государством. У нас государство финансирует все. Просто закроются все театры и все. И это проблема, культура должна быть более рыночной, чем сейчас".
О деле Серебренникова: "Есть следствие, оно разберется. Сажать в тюрьму человека неверно до выяснения всех обстоятельств. Поэтому правильно поступили, что дали домашний арест. А все остальное - вопрос следствия".
Станет ли снова доверенным лицом: "Я никогда не скрывал того, что поддерживаю президента Путина. Не знаю, согласился ли бы быть доверенным лицом и предложили ли бы мне, но я его поддерживаю как президента".

Ирина Антонова, президент Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина:
О письме Вырыпаева: не видела, отказалась комментировать.
О деле Серебренникова: "Я ничего не думаю [о деле Серебренникова]. Нет никакой полной информации. Известно только, что есть какое-то подозрение в неправильном расходовании финансовых средств. Как я могу на расстоянии судить, имеет он к этому отношение или нет? Я даже не знаю, что за работы делались на эти деньги. Если бы речь шла о музее, я бы хотя бы представляла себе объем работ и средств, а здесь речь о театре".
Станет ли снова доверенным лицом: "Мне никто этого еще не предлагал. Но, я думаю, мое время ушло, я все-таки уже не директор музея. Но он [Путин] еще не выдвинулся [в президенты]. Поэтому эти разговоры преждевременны. Интересно узнать, какая у него будет программа, проблем в стране много".

Эдгард Запашный, директор Большого московского государственного цирка:
О письме Вырыпаева: "Я убежден, что эта инициатива [Вырыпаева] не найдет поддержки в театральном сообществе. Конечно же было бы идеально прежде всего для государства [не давать бюджетных денег театрам], это сэкономило бы громадное количество средств. Но я убежден, что в случае реализации такой инициативы, закроется огромное количество театров по всей стране. Это [письмо Вырыпаева] больше похоже на обиду и привлечение внимания к себе и своей проблеме".
О деле Серебренникова: "Я не знаю обстоятельств дела Серебренникова, мне трудно выбрать форму поддержки, и вообще решить, поддерживаю ли я его или нет. Поэтому я вынужден оставаться в нейтралитете".
Станет ли снова доверенным лицом: "Я сторонник линии, которую проводит Путин, я понимаю, что ситуация, прежде всего связанная с войной на Украине, еще на долгое время затянется, и обвинять нашего президента в этом нельзя. Экономическая ситуация не самая простая, но никто меня не может упрекнуть в том, что я поддерживаю президента, потому что пользуюсь льготами. Большой московский государственный цирк не финансируется государством вообще никак. Я рассуждаю как гражданин. На ближайших выборах я буду голосовать за Путина, но я хотел бы, чтобы Владимир Владимирович обрисовал картину, кого он видит своим преемником. Мое убеждение, что кроме Путина, таким авторитетом у народа пользуются [министр иностранных дел Сергей] Лавров и [министр обороны Сергей] Шойгу".

Лидия Вележева, актриса:
О письме Вырыпаева: не видела, отказалась комментировать
О деле Серебренникова: отказалась комментировать.
Станет ли снова доверенным лицом: "С удовольствием".


ОТСЮДА
Корреспонденты Русской службы Би-би-си спросили у бывших доверенных лиц Владимира Путина из числа деятелей культуры, что они думают о деле против Серебренникова и будут ли вновь агитировать за Путина, если он выдвинется на президентских выборах 2018 года.

Михаил Боярский, актер:
О письме Вырыпаева: не видел, отказался комментировать.
О деле Серебренникова: "Оно меня мало волнует, у меня свои проблемы есть".
Станет ли снова доверенным лицом: "Почту за честь".

Игорь Бутман, руководитель Московского джазового оркестра:
О письме Вырыпаева: "Мой оркестр с 2012 года является государственным, половина нашего бюджета поступает от московского правительства. Мне отказаться от государственных денег не то что сложно, я просто не вижу в этом смысла. Если чьи-то взгляды не соответствуют линии государства, то, конечно, они должны отказаться от бюджетных денег и спокойно возмущаться, фрондировать, протестовать. Представим, что государство - это человек, который дает тебе деньги. А ты у него деньги берешь и потом говоришь, что он гад. Это не совсем корректно и красиво".
О деле Серебренникова: "Вся эта история для меня неприятна, потому что мой коллега, режиссер, попал в сложную ситуацию. Я не могу судить, совершал ли он противоправные действия, это должно разобраться следствие. С другой стороны, мы все хотим заработать денег, иногда считая, что мы заслужили больше денег, чем у нас есть. Есть много людей, которые еще больше оприходовали. Я сочувствую Серебренникову, но я, пытаясь выбить деньги на свои проекты, получаю деньги, о которых даже неприлично говорить. На 700 тысяч [рублей] мы проводим фестивали, и когда мы слышим, что 200 млн дают на какие-то разработки, то у нас не возникает чувства зависти, но мы тоже хотим денег и готовы их потратить правильно и отчитаться за это. На сегодня я могу за каждый рубль отчитаться, который мы получили от государства".
Станет ли снова доверенным лицом: "Мое удостоверение о том, что я доверенное лицо Путина, утратило силу после выборов, но неформально я остаюсь им. Если мне предложат снова стать доверенным лицом на выборах, окажут эту честь, то я соглашусь. Мне не дают столько денег, чтобы я от этого отказался. Если б мне дали больше денег, может, я бы пошел в оппозицию. Но, к сожалению, не дают".

Денис Мацуев, пианист:
О письме Вырыпаева: не видел, отказался комментировать.
О деле Серебренникова: "Надо разобраться. Неправильно все в одну кучу сваливать".
Станет ли снова доверенным лицом: отказался комментировать.

Карен Шахназаров, режиссер, директор киностудии "Мосфильм":
О письме Вырыпаева: "Не очень представляю, как наши культурные деятели могут отказаться от сотрудничества с государством. У нас государство финансирует все. Просто закроются все театры и все. И это проблема, культура должна быть более рыночной, чем сейчас".
О деле Серебренникова: "Есть следствие, оно разберется. Сажать в тюрьму человека неверно до выяснения всех обстоятельств. Поэтому правильно поступили, что дали домашний арест. А все остальное - вопрос следствия".
Станет ли снова доверенным лицом: "Я никогда не скрывал того, что поддерживаю президента Путина. Не знаю, согласился ли бы быть доверенным лицом и предложили ли бы мне, но я его поддерживаю как президента".

Ирина Антонова, президент Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина:
О письме Вырыпаева: не видела, отказалась комментировать.
О деле Серебренникова: "Я ничего не думаю [о деле Серебренникова]. Нет никакой полной информации. Известно только, что есть какое-то подозрение в неправильном расходовании финансовых средств. Как я могу на расстоянии судить, имеет он к этому отношение или нет? Я даже не знаю, что за работы делались на эти деньги. Если бы речь шла о музее, я бы хотя бы представляла себе объем работ и средств, а здесь речь о театре".
Станет ли снова доверенным лицом: "Мне никто этого еще не предлагал. Но, я думаю, мое время ушло, я все-таки уже не директор музея. Но он [Путин] еще не выдвинулся [в президенты]. Поэтому эти разговоры преждевременны. Интересно узнать, какая у него будет программа, проблем в стране много".

Эдгард Запашный, директор Большого московского государственного цирка:
О письме Вырыпаева: "Я убежден, что эта инициатива [Вырыпаева] не найдет поддержки в театральном сообществе. Конечно же было бы идеально прежде всего для государства [не давать бюджетных денег театрам], это сэкономило бы громадное количество средств. Но я убежден, что в случае реализации такой инициативы, закроется огромное количество театров по всей стране. Это [письмо Вырыпаева] больше похоже на обиду и привлечение внимания к себе и своей проблеме".
О деле Серебренникова: "Я не знаю обстоятельств дела Серебренникова, мне трудно выбрать форму поддержки, и вообще решить, поддерживаю ли я его или нет. Поэтому я вынужден оставаться в нейтралитете".
Станет ли снова доверенным лицом: "Я сторонник линии, которую проводит Путин, я понимаю, что ситуация, прежде всего связанная с войной на Украине, еще на долгое время затянется, и обвинять нашего президента в этом нельзя. Экономическая ситуация не самая простая, но никто меня не может упрекнуть в том, что я поддерживаю президента, потому что пользуюсь льготами. Большой московский государственный цирк не финансируется государством вообще никак. Я рассуждаю как гражданин. На ближайших выборах я буду голосовать за Путина, но я хотел бы, чтобы Владимир Владимирович обрисовал картину, кого он видит своим преемником. Мое убеждение, что кроме Путина, таким авторитетом у народа пользуются [министр иностранных дел Сергей] Лавров и [министр обороны Сергей] Шойгу".

Лидия Вележева, актриса:
О письме Вырыпаева: не видела, отказалась комментировать
О деле Серебренникова: отказалась комментировать.
Станет ли снова доверенным лицом: "С удовольствием".


ОТСЮДА
Снимок экрана 2017-08-28 в 18.17.56

В Оренбурге простились с погибшим в Сирии 31-летним Александром Ягофаровым, сообщил Русской службе Би-би-си его брат Алексей. О том, что в Сирии погиб еще один россиянин, передал также оренбургский новостной портал Orenday.ru и активисты расследовательской группы Conflict Intelligence Team.

Как рассказал Би-би-си Алексей Ягофаров, 11 августа его брат находился в сопровождении военной колонны, когда машина с военнослужащими подорвалась на фугасе. Как стало известно близким Ягофарова, вместе с ним в машине были еще двое россиян, они также погибли, но их имена родственникам военнослужащего неизвестны.

"Тело в Оренбург доставили в субботу, а вчера, 27 августа, были похороны", - сказал Алексей Ягофаров...

"Саша был замечательный позитивный человек, который всегда приходил на помощь друзьям, - рассказала Би-би-си одна из знакомых погибшего. - На Украине был перед Сирией. Имеет награды..."


ОТСЮДА

Оренбургский новостной сайт живописует обстоятельства гибели земляка: он погиб в схватке с "боевиками США".

Его близким сообщили, что машина, в которой он находился, подорвалась на фугасе 11 августа. Согласно данным сайта Русская весна, в Сирии в этот день были освобождены южные границы, а боевики США бежали в Иорданию, что стало результатом недельного наступления Сирийской Арабской армии и союзных формирований. Эту победу в последующие дни закрепили успешные операции по захвату объектов в тылу террористов (в их числе - нефтяные месторождения, стратегические дороги), отражение ожесточенной атаки игиловцев на востоке провинции Хомс, а также окружение крупной группировки ИГИЛ (деятельность организации признана террористической и запрещена в России и ряде других стран) в Центральной Сирии («акербатский котел»).

Оренбуржцам известно о пятерых военнослужащих - уроженцах Оренбургской области, погибших в Сирии в 2016 - 2017 годах. В феврале прошлого года, не желая сдаваться террористам, погиб уроженец села Городки Тюльганского района Александр Прохоренко. В апреле 2016 года скончался еще один наш земляк - офицер спецназа «Витязь» Вадим Тумаков, который родом из села Покровка Соль-Илецкого городского округа. Спустя год общественности стало известно о гибели Игоря Завидного из Новотроицка. Он был инструктором по стрелковой подготовке. В начале июля текущего года под минометный обстрел попал еще один соль-илечанин - Николай Афанасов. Он находился в Сирии в составе аппарата российских военных советников. Пятый погибший - Иван Сумкин, его не стало в марте прошлого года.


ОТСЮДА
Снимок экрана 2017-08-28 в 18.17.56

В Оренбурге простились с погибшим в Сирии 31-летним Александром Ягофаровым, сообщил Русской службе Би-би-си его брат Алексей. О том, что в Сирии погиб еще один россиянин, передал также оренбургский новостной портал Orenday.ru и активисты расследовательской группы Conflict Intelligence Team.

Как рассказал Би-би-си Алексей Ягофаров, 11 августа его брат находился в сопровождении военной колонны, когда машина с военнослужащими подорвалась на фугасе. Как стало известно близким Ягофарова, вместе с ним в машине были еще двое россиян, они также погибли, но их имена родственникам военнослужащего неизвестны.

"Тело в Оренбург доставили в субботу, а вчера, 27 августа, были похороны", - сказал Алексей Ягофаров...

"Саша был замечательный позитивный человек, который всегда приходил на помощь друзьям, - рассказала Би-би-си одна из знакомых погибшего. - На Украине был перед Сирией. Имеет награды..."


ОТСЮДА

Оренбургский новостной сайт живописует обстоятельства гибели земляка: он погиб в схватке с "боевиками США".

Его близким сообщили, что машина, в которой он находился, подорвалась на фугасе 11 августа. Согласно данным сайта Русская весна, в Сирии в этот день были освобождены южные границы, а боевики США бежали в Иорданию, что стало результатом недельного наступления Сирийской Арабской армии и союзных формирований. Эту победу в последующие дни закрепили успешные операции по захвату объектов в тылу террористов (в их числе - нефтяные месторождения, стратегические дороги), отражение ожесточенной атаки игиловцев на востоке провинции Хомс, а также окружение крупной группировки ИГИЛ (деятельность организации признана террористической и запрещена в России и ряде других стран) в Центральной Сирии («акербатский котел»).

Оренбуржцам известно о пятерых военнослужащих - уроженцах Оренбургской области, погибших в Сирии в 2016 - 2017 годах. В феврале прошлого года, не желая сдаваться террористам, погиб уроженец села Городки Тюльганского района Александр Прохоренко. В апреле 2016 года скончался еще один наш земляк - офицер спецназа «Витязь» Вадим Тумаков, который родом из села Покровка Соль-Илецкого городского округа. Спустя год общественности стало известно о гибели Игоря Завидного из Новотроицка. Он был инструктором по стрелковой подготовке. В начале июля текущего года под минометный обстрел попал еще один соль-илечанин - Николай Афанасов. Он находился в Сирии в составе аппарата российских военных советников. Пятый погибший - Иван Сумкин, его не стало в марте прошлого года.


ОТСЮДА
В Уфе при взрыве припаркованного автомобиля пострадал бывший сотрудник полиции, оперативник отдела по борьбе с организованной преступностью Сергей Кожевников. В 2012 году его обвиняли в пытках задержанных...

Ранее в понедельник, 28 августа, возле городского торгового центра «Южный полюс» в салоне припаркованной машины сработало взрывное устройство. В результате пострадал водитель, от взрыва ему разорвало мышцы на икрах. Он был госпитализирован в городскую клиническую больницу...

В 2013 году «Коммерсантъ» писал, что в Башкирии некий полицейский по имени Сергей Сергеевич Кожевников пытал четырех жителей Уфы Гарника Мкртчяна, Руслана Галеева, Александра Сидоренко и Руслана Хаматханова.

Пытавший мужчин оперативник всегда представлялся Сергеем, Сергеем Сергеевичем или «Гестапо».

По словам Мкртчяна, после задержания полицейский связал его автомобильным тросом, пытал током при помощи динамо-машины — генератора постоянного тока, сделанного из старого армейского телефона — и требовал оговорить своего друга. В итоге молодой человек согласился подписать показания о хранении наркотиков.

После ночи в РОВД он поехал в травмпункт, где у него зафиксировали ушибы головы, ссадины на запястьях и ягодицах.
Друга Мкртчяна Руслана Галеева пытали противогазом и той же динамо-машиной, провода которой присоединяли к паху. Он рассказывал правозащитникам из «Комитета по предотвращению пыток», что таким образом Кожевников выбивал из него признание в совершении разбойного нападения.

Два других случая похожи на истории Мкртчяна и Галеева: пытки током, автомобильный трос и противогаз для выбивания нужных показаний и подписания «правильного» документа. В истории Руслана Хаматханова есть лишь одна дополнительная деталь — его пытки закончились на моменте, когда ему в задний проход пытались засунуть ножку от теннисного столика в презервативе. В больнице у него диагностировали гематомы и смещение позвонков, которое в итоге привело к грыже.

Ни один из этих инцидентов не был должным образом расследован. Факты пыток в ходе внутренних проверок не подтверждались, уголовные дела закрывались «за отсутствием состава преступления».

Несмотря на это, в 2012 году, после жалобы Мкртчяна, Сергея Кожевникова уволили «по отрицательным основаниям». Год он судился, чтобы вернуть себе работу. Его восстановили на службе, но запретили занимать должности оперативно-начальствующего состава. Как писал «Коммерсантъ», в 2013 году Кожевников работал участковым в населенном пункте Алкино Чишминского района Башкирии.


ОТСЮДА
В Уфе при взрыве припаркованного автомобиля пострадал бывший сотрудник полиции, оперативник отдела по борьбе с организованной преступностью Сергей Кожевников. В 2012 году его обвиняли в пытках задержанных...

Ранее в понедельник, 28 августа, возле городского торгового центра «Южный полюс» в салоне припаркованной машины сработало взрывное устройство. В результате пострадал водитель, от взрыва ему разорвало мышцы на икрах. Он был госпитализирован в городскую клиническую больницу...

В 2013 году «Коммерсантъ» писал, что в Башкирии некий полицейский по имени Сергей Сергеевич Кожевников пытал четырех жителей Уфы Гарника Мкртчяна, Руслана Галеева, Александра Сидоренко и Руслана Хаматханова.

Пытавший мужчин оперативник всегда представлялся Сергеем, Сергеем Сергеевичем или «Гестапо».

По словам Мкртчяна, после задержания полицейский связал его автомобильным тросом, пытал током при помощи динамо-машины — генератора постоянного тока, сделанного из старого армейского телефона — и требовал оговорить своего друга. В итоге молодой человек согласился подписать показания о хранении наркотиков.

После ночи в РОВД он поехал в травмпункт, где у него зафиксировали ушибы головы, ссадины на запястьях и ягодицах.
Друга Мкртчяна Руслана Галеева пытали противогазом и той же динамо-машиной, провода которой присоединяли к паху. Он рассказывал правозащитникам из «Комитета по предотвращению пыток», что таким образом Кожевников выбивал из него признание в совершении разбойного нападения.

Два других случая похожи на истории Мкртчяна и Галеева: пытки током, автомобильный трос и противогаз для выбивания нужных показаний и подписания «правильного» документа. В истории Руслана Хаматханова есть лишь одна дополнительная деталь — его пытки закончились на моменте, когда ему в задний проход пытались засунуть ножку от теннисного столика в презервативе. В больнице у него диагностировали гематомы и смещение позвонков, которое в итоге привело к грыже.

Ни один из этих инцидентов не был должным образом расследован. Факты пыток в ходе внутренних проверок не подтверждались, уголовные дела закрывались «за отсутствием состава преступления».

Несмотря на это, в 2012 году, после жалобы Мкртчяна, Сергея Кожевникова уволили «по отрицательным основаниям». Год он судился, чтобы вернуть себе работу. Его восстановили на службе, но запретили занимать должности оперативно-начальствующего состава. Как писал «Коммерсантъ», в 2013 году Кожевников работал участковым в населенном пункте Алкино Чишминского района Башкирии.


ОТСЮДА