Sep. 17th, 2017

Российские спортсмены «обязательно будут участвовать» в Олимпийских играх, а обращение 17 антидопинговых агентств в Международный олимпийский комитет с просьбой отстранить Россию от участия в Олимпиаде 2018 года является «политическими играми», заявила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, передает «Интерфакс». Она подчеркнула, что недопустимо смешивать спорт с политикой.

«Эти политические игры вокруг спорта, вокруг олимпийских игр недопустимы в мире. И международное сообщество, международные спортивные организации, ООН должны запретить подобные политические танцы вокруг спорта», — заявила Матвиенко. Обратившиеся в МОК организации, добавила она, пытаются «любое событие использовать для нагнетания русофобии».


ОТСЮДА

А подмена мочи через дырку в стене - это что? Спорт, политика или танцы?

Кинорежиссер, первый зампред Комитета Госдумы по культуре Владимир Бортко дал интервью "Комсомольской правде":

Снимок экрана 2017-09-17 в 14.06.17

- Обратный поворот на Украине возможен?

- Запросто. Абсолютно. Совершенно. Поверьте мне, что все вернется на круги своя, и мы опять будем одним народом. Это же южная ветвь русского народа… И все будет хорошо и замечательно. Хотелось бы, чтобы это было пораньше и чтобы на этом пути было бы меньше неприятностей.

- И они будут брать повышенные обязательства по выявлению бандеровцев?

- А как же! Будут доходить до последнего человека, до родственников, все это будет. Но, думаю, что в результате все образуется. Понимаете, Россия, Украина, Белоруссия и Польша, как ни странно, это все один и тот же народ. Ну, поляки поскольку исповедуют несколько другую религию, то они в стороне стоят… Да, сейчас ругань происходит. Но так страстно ругаются ведь только ближайшие родственники. У нас, к примеру, прекрасные отношения с Гондурасом, но нужен ли нам этот Гондурас. И 350 лет - это не шутки - это был один народ. А Киев - мать городов русских!..

- У вас же, кажется, были планы на фильм с рабочим названием, по-моему, «Убийство городов». Что с ним?

- Я вместе с писателем Прохановым, который, мягко говоря, гораздо более известен, чем я, и с замечательным режиссером и актером Владимиром Меньшовым, еще три года назад задумали фильм о войне на Донбассе, по роману Проханова «Убийство городов». Мы, мягко говоря, державники, что называется, хотели рассказать о современности, о войне, о 2014 годе, когда все это начиналось. Казалось бы… И что вы думаете? А воз и ныне там.

- Кого снимать планировали?

- Меньшова я вам назвал. Потом Алексей Чадов. Они там, собственно, раздвоены. У писателя Проханова в романе был один человек - писатель, который действует в Москве, но представляет себя там, в окопах Донбасса. В кино это сделать сложно, поэтому у меня два человека присутствуют.

- А на Донбассе вы были?

- Конечно! Начиная от Захарченко, с которым встречались, и до передовой. Захарченко меня наградил именным пистолетом, он остался там, я привез только удостоверение. Там и Захар Прилепин воюет. Никто не заставлял его туда ехать, сам, по зову сердца. Многое там увидели. И, знаете, я не сильно верю в эти Минские договоренности. Поскольку они абсолютно невыполнимы ни с той, ни с другой стороны. Потому что мы бы хотели признания людей этих украинской стороной, чтобы между ними заключить перемирие, а на Украине не хотят признавать, они говорят, что это российская агрессия.

- А с фильмом что?

- В этом году вдруг решили, что сценарий, который не менялся в принципе, нехорош. Его забраковали. Вернули сценарий. Почему? Потому что на дальнейших этапах съемок против меня, Проханова и Меньшова было бы трудно возражать, я думаю. А вот на этапе сценария легче - объявили: он нехороший - и вот уже и фильм нам этот не нужен. А это был, пожалуй, единственный фильм на современную тему в следующем году в стране...

- Какие конкретные претензии высказаны к сценарию о войне в Донбассе?

- Никаких. Нехороший сценарий и все… Мне так вслух никто и не говорил ничего. Министр культуры Мединский сказал, что он, в принципе, поддержит, но, «вы понимаете, я-то не могу командовать людьми, которые там определяют сценарии». Что, конечно, тоже удивительно - министр культуры не против, но, тем не менее, бессилен и ничего не может сделать.

- Получается, что в Министерстве культуры есть люди мощнее министра?

- Я бы даже сказал не люди в министерстве, а определенная часть московской элиты... Столица решает практически все в стране. И в итоге голос либеральной интеллигенции заглушает все остальное.

- Например?

- Например, и в Германии, и здесь каждый день, я вижу атаки на одного человека, нашего президента! Да еще какие! Ну, ладно, уйдет, допустим, он. И что начнется в стране? У вас дети есть, друзья мои, чтобы так подрывать основы государства? Знаете, становится немножко страшно при мысли, что дальше.

- Причем, именно те люди и слои выстраивают эту атаку, которые получают от него деньги.

- Да, награды, деньги и все остальное. Я, кстати, думаю, что он понимает, кому он дает награды.

- Вот смотрите. С одной стороны, у нас на спектакли, где гениталиями машут и русофобство насаждается, где Россию опускают до чернухи - и на это у государства находятся деньги. С другой стороны - на «28 панфиловцев», кстати, самый успешный фильм прошлого года, деньги собирали всем миром. На ваш фильм тоже денег не дают. А Серебренникову - миллиард. Как-то можно на это воздействовать? Ведь вы - еще и депутат Госдумы.

- Нет, никак. У нас законодательная власть, к сожалению, практически ничего не может, кроме выступления с трибуны...

- Вот нашим кумиром был Высоцкий. У нынешней молодежи его место заместил Шнур. При всей его талантливости - масштаб-то иной. Народ поменялся, или Высоцких нет?

- Здесь дело не в уровне народа. Поменялся политический строй. Задачей советской власти было не только строительство Днепрогэса и запуск спутника, а еще и повышение культурного уровня народа. Что удалось в полной мере. Можно говорить, что не было того, сего по сортам колбасы, но в смысле чтения толстых журналов в метро и смотрения высоколобых фильмов… А теперь мы получили то, что распространено по всему миру... Я не могу сказать, что вот мы сняли бы фильм про Донбасс ну просто гениальный… Нет, конечно. Но мы хотели говорить о важном. О том, что происходит сейчас. И, кстати, там либеральная интеллигенция была представлена в большом количестве и говорила то, что хотела. У меня много друзей в том и в том лагере.

- Может, вам закон внести о финансировании патриотической культуры?

- Да не нужно этого. Надо просто не гадить - и все, больше ничего!.. Ведь кто наши министры-капиталисты? Те самые, которые разрушали Советский Союз, и с тех времен остались те же самые. Кто такой, извините, Чубайс? А где он и чем он занимается? И дальше вся эта команда, которая исповедует те же самые идеи, что выражает проигравшая сейчас часть американской элиты. Это же их ставленники все, они там все учились... Я на Первом канале, да и не только я, говорю - долой министров-капиталистов!.. Да, мы платим за Крым - бесспорно. Но есть за что платить! Но ведь основное плохое, что есть - не от Крыма и не от санкций, даже не от падения цен на нефть, а от действий собственного правительства...

- Что нас ждет впереди?

- Я не пророк и на него не тяну, но вот что думаю. Россия останется. В любом случае. Она никуда не денется. Русские будут... Когда я говорю русские - я имею в виду и южную ветвь нашу, и западную ветвь, и украинцев, и белорусов. Это один народ, который будет жить еще долго, не одну тысячу лет.


ОТСЮДА
Илья Раскин. Глас вопиющего в России.
"Столица", № 38 (96), сентябрь 1992 г.

Снимок экрана 2017-09-17 в 16.42.53