Я в начале восьмидесятых работал в "Литературной газете". В отделе литературоведения. Мы занимались в основном делами давно минувших дней. Или недавно минувших. Но все-таки минувших. А вот коллеги из отдела литературной жизни занимались самой что ни на есть актуальностью. Например, Слава Тарощина там трудилась, не даст соврать. Тяжело им приходилось в отделе литературной жизни. Допустим, выходила книга Леонида Ильича Брежнева "Целина". И соответственно надо было собрать "отклики писателей". И вот они брали справочник Союза писателей и давай звонить: "Петр Петрович, из "Литературной газеты" вас беспокоят. Что вы могли бы сказать о книге Леонида Ильича "Целина"?"

И тут бывало по-всякому. Белле Ахмадулиной, естественно, не звонили. Она могла со всей своей прямотой просто послать их на три буквы. Можно было пойти по легкому пути: был определенный набор тружеников пера, готовых на всё. Из молодых, допустим, Проханов или Феликс Кузнецов. Из более старших, например, Сергей Михалков, или Юрий Бондарев, или Даниил Гранин. Или позабытые уже сейчас какие-нибудь Сартаков, Баруздин, Проскурин, Егор Исаев. Им даже можно было и вопросов не задавать, те просто подмахивали всё подряд. Но начальство требовало разнообразия. Поэтому приходилось набрасываться на не сильно замаранных. "Что вы могли бы сказать о книге Леонида Ильича "Целина"?" Или: "Как вы оцениваете первые итоги выполнения заданий, поставленных партией перед интеллигенцией на двадцать каком-то съезде КПСС?" "Что вы могли бы сказать по поводу вышедшего на Западе очередного антисоветского пасквиля?" Товарищ, застигнутый врасплох, что-то мямлил. Магнитофончик крутился. Из этого склеивалась заметочка. У некоторых писателей после таких заметочек случался запой, но авторитет их в глазах начальства рос. Там замечали всё. Такого и за границу не страшно выпустить.

Почему-то безропотно отзывались драматурги: Шатров, Рощин, Гельман. Поэты, за редким исключением, ломались: мы, мол, небесными материями занимаемся, зачем вы нас на грешную землю спускаете. Но и с поэтами все заканчивалось хорошо.

Высшим пилотажем считалось заполучить комментарий кого-нибудь из признанных либералов. Например, Окуджавы или академика Лихачева. Это не всем было по плечу. Не всегда получалось. Но иногда удавалось. За подписью Окуджавы однажды была опубликована заметка, как он съездил в ФРГ, там к нему приставали с провокационными вопросами всякие нехорошие люди, то ли принижающие подвиг народа в Великой Отечественной войне, то ли восхваляющие Солженицына, но он сумел дать отпор. А Лихачева вообще раскрутили на похвалы литературному стилю Леонида Ильича.

Вот я думаю, сейчас примерно так и работают наши СМИ. Приходит заказ, главные редактора передают задание поднаторевшим в этой области молодым и наглым мальчикам и девочкам. Обычно мальчики и девочки идут по легкому пути. Вот надо организовать подборку отзывов о подлеце Моргане Фримене или откликнуться на какую-нибудь выдумку про зверства бандеровцев. Сторонники легкого пути звонят Яровой и Пушкову. Заранее известно, что они скажут. И они не обманывают ожиданий. А вот НТВ - оно молодец, оно всегда по-другому действует. У них: Марк Захаров! Валентин Гафт! Леонид Броневой! Оскаровский лауреат Меньшов!

Это намного труднее, чем подписи под коллективным письмом собрать. Это индивидуальная работа. Особая разновидность журналистской профессии.
From:
Anonymous (will be screened)
OpenID (will be screened if not validated)
Identity URL: 
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Expand Cut Tags

No cut tags

Style Credit